Алиса хитрюга знакомства мариуполь

Библиотека. Филип Хосе Фармер. Боги мира реки. Скачать книгу.

Хитрюга Глеб))) Интересно с каким сетом он выступит в след. городе? .. Я помню первый кадры Мариуполь, ОВД приезжает бтр и его расстреливает. что раз в 3 клипах играла, значит более близкое с вами знакомство. .. пользу, «Ридусу» рассказала его адвокат Алиса Образцова. По рассказам самой Тамары Федоровны, их знакомство состоялось на а второго расстреляли румыны в Мариуполе - оккупационные войска. тщеславный, беспринципный, эдакий хитрюга, всегда оказывающийся в дураках. Козинцев тогда хотел снять в роли Шута Алису Фрейндлих, но она была. Сейчас мы с тобой поговорим хитрюга! Давно я тебя не порола?! — кричала ведьма не жалея старого горла. Веда рыдала навзрыд.

Многие демоны предпочитали именно парасячий облик, но были и приверженцы рогатых видов, такие как Белиал. Запах в доме стоял поистине отвратительный, отдавая то кислой острятиной, то душной рыготиной. Девочки едва могли дышать. Затем Грета напоила их неизвестным отваром, сказав, что он притупит вкус и защитит животы от заразы.

От влажности на лес опустился туман. Он доходил Грете до пояса, а девочки и вовсе скрывались за ним целиком. Туман был липким как паутина — такой густой, что сестры могли играть с ним, перебирая его пальцами, создавая тучки у себя в ладонях. Он реагировал на движение рук и клубами расплывался в стороны.

А где-то неподалеку сидя в дупле старого дуба, кричала ушастая сова. Она издавала режущий уши громкий надрывистый писк, заставляя девочек постоянно оглядываться. Грета была всецело сосредоточена на предстоящем ритуале и не собиралась терпеть ненужную болтовню в своем присутствии.

Через несколько часов они достигли ручья, который бурлящим потоком бежал с северных гор через весь лес на юго-запад. Вдоль его бережков лежали разбросанные покрытые черным мхом острые камни.

Но пить Грета не велела. Она сказала, отвар потеряет силу. И сестры продолжили путь, превозмогая жажду, пока впереди не показалось старое христианское кладбище. На нем никого не было кроме нескольких ворон восседающих на ржавой ограде из металлических прутьев. Все кладбище было усеяно старыми каменными крестами и обелисками. Туман придавал ему зловещности. В воздухе пахло кислятиной и разложениями. Температура здесь была теплей, чем в лесу снаружи.

Наверное, разложения вызывали странные химические процессы в воздухе. А может быть, воздух здесь был слишком спертым, из-за обильно растущих вокруг могильника зарослей орешника.

Вороны пристально смотрели на незваных гостей. Ее голос нельзя было отличить от вороньего, настолько он был правдоподобным. В случае опасности они бы предупредили ведьму. Такая безмолвная договоренность была для Греты привычной. Все вороны в лесу ее знали и уважали. День Белиала Бледного старуха выбрала не случайно, ведь в этот день не только все ведьмы старины готовились к помолвке с дьяволом, но и по преданию вся нечисть выходила наружу.

Не один здравомыслящий горожанин не пошел бы на кладбище. Этим Грета и пользовалась. Времени на это ушло. Лопата вонзалась в почву с глухим шероховатым звуком, отдающим в висок. У старой Греты в такие моменты ужасно ныла поясница, а ее черное бархатистое платье так и норовило залезть под каблук. Девочки молча наблюдали за тем как кряхтя и ругаясь, мать рыла землю все глубже и глубже.

Когда все было готово, колдунья велела дочерям лечь в могилы. Измазанные навозом девочки были напуганы, но разве смели они перечить женщине больше похожей на старую паучиху или на грозовую тучу?

Стоило сестрам лечь, как Грета стала их хоронить живьем. Больше всех испугалась Проклятие. Она дрожала от страха так сильно, что казалось будто бы у нее припадок — из ее глаз текли слезы, медленно сползая по белым щекам дорожками. Она смотрела на маменьку, словно спрашивая: Ты умрешь, чтобы возродиться вновь. Его неискренность выдавала холодная тень отбрасываемая речами старухи.

Другие сестры лежали смирно, спокойно ожидая своей участи. Грета стремительно засыпала молоденькие тела землей и даже накинула по одной лопате чернозема девочкам на лица.

Им пришлось зажмуриться, чтобы грязь не попала в. Бедная Веда почувствовала резь под ресницами — сцепила зубы, и не шелохнулась. Она вдруг подумала, что лопата в руках маменьки слишком уж остро зазубрена, чтобы осмелиться нарушать ритуал.

Почитать, порыдать...

Из-под земли торчали только измазанные свиным пометом носы, по которым ползали дождевые черви. Грянул гром и тут же раскатами разлетелся по всему Вороньему гнезду. Гром был такой тяжелый, что даже граф на своем троне, далеко в Рудном, вздрогнул и опрокинул на себя кубок с вином.

Сверкнула молния, ударив в одиноко стоящее дерево и разом рассыпало его на щепки — засыпало щепками все. Тяжелый дымящийся ствол повалился на землю, помял ограду и очень громко сломал несколько памятников.

Основание острым шпилем белесой древесины осталось стоять острием в небо. Над кладбищем послышался необъяснимый гул. Вороны стали летать над девочками и каркать, словно в предвкушении легкодоступной трапезы. Запах дыма исчез так же быстро, как и появился. Вода с неба не дала дереву разгореться огнем. Ведьма вынула из-за пазухи маленький черный томик и принялась читать над тремя могилами за упокой: Вечный покой даруй им, Господи, и да сияет им свет вечный.

Да почивают в мире. Девочки почувствовали, как земля ожила и приковала их намертво. А Грета продолжала читать. Ее голос время от времени становился дьявольским, глубоким, звенящим — похожим на скрежет метала: Плоть от плоти, кровь на крови.

Ангел печальный стоит у могил. Нет ему дела до трех дочерей, смерть унесла их в обитель теней. Смрадный навоз и сырая земля, спрячут навеки детей от. Прочь уходи и оставь их земле, ночь станет домом для этих людей. Ее глаза осветились желтым фосфором. Грета плюнула в каждую из могил. Прах к праху, земля к земле, я обращаюсь теперь к "Тебе".

Прими же себе трех моих дочерей. Помолвлен ты узами с ними. Смерть, смерть — я зову мертвецов, возьмите детей, заберите на дно. Брошены кости, сырая земля, умерли дочки, гнилая вода. Вода с небес стала заливать могилы, превращая землю в густую жижу. Проклятие колотило от ужаса. Ей было трудно дышать и казалось, что она сейчас утонет в этой "навозной яме". Могила стала сосать ее — засасывать внутрь своей беззубой грязной пастью, не позволяя оставить снаружи даже носа. Да тут еще и внезапно из ямы вылезли желтые костлявые руки — вцепились в нее своими объятиями.

Вскрикнула, подавилась грязью, а затем полностью погрузилась под землю. Из плена старухи-земли донеслось ее заглушенное протяжное мычание и пузыристое бульканье. А вскоре и остальных сестер постигла та же участь.

  • Book: Помещик
  • ВЕДЬМА ТОМ 1 ДОЧЕРИ ЛЕСА
  • О Ричарде Шарпе замолвите слово... (fb2)

Веда лежала неподвижно, ощущая могильный холод и навозный смрад. Ей было тоже страшно, но она доверилась матери, поэтому была готова позволить земле поглотить. Только когда ее обняли костлявые руки, девочка потеряла сознание.

Ворожба представляла себя покойницей, поэтому весь процесс для нее прошел менее драматично. Когда ее схватили костлявые руки и потащили на дно, даже не проронила ни звука. Ей было все равно, ведь желание матери для нее — закон. На пустынном кладбище в окружении крестов и обелисков стояла "безумная" старуха с лопатой в руках. Над ее головой кружили вороны, а у ее ног были заживо погребены три дочери.

Из могилы Проклятия все еще доносились глухие стоны, пока и они не утихли. Сверкнула яркая молния, разрезав небесную гавань напополам вспышкой света мерцая в глазах ведьмы. Воды стало так много, что она полностью скрыла под собой могилы — несколько склепов провалились под землю из-за дождя и бурные потоки хлынули внутрь. Ведьма разразилась старушичьим надрывистым смехом Дочери ведьмы попросту утонули в "болотном" плену.

Девочка вырвалась из плена с тяжелым пронзительным вздохом. Время будто замедлилось, пока сестра пыталась отдышаться. Некоторое время она так и сидела в сжиженной от дождя грязи, из ее бронхов вырывались хрипы, пока зеленые глаза не распахнулись измазанными ресницами и не засветились подобно кошачьим светящимся огонькам на перепачканном черном лице.

Дочь выскочила из могилы подобно Проклятию, оставаясь сидеть в грязи. Грязной рукой она попыталась убрать землю с век, а мгновенье спустя, ее серые глаза осветились сиреневым светом.

Словно маленькая вампирша она сидела в своей канаве. И голубые глаза распахнулись двумя синими огоньками, стоило девочке встать из могилы. Сейчас сестры ощущали невиданный прилив сил. В навозной грязи они переродились в детей тьмы подобно тому как беспомощные личинки становятся мухами.

Грета подвела их к свежезакопанной могиле какой-то умершей молодой женщины и приказала помогать ей копать. Могила была явно свежей, потому что над ней еще даже не установили нормального каменного надгробия. Вместо него был вколочен осиновый деревянный крест. Значит, покойницу похоронили намедни. С виду сестренки походили на трех бесенят. Они шутливо оскаливались друг на друга, изображая нечистых духов.

Ведьма орудовала лопатой, а девочки голыми руками. Словно стая голодных собак они жаждали выкопать тело, чтобы вкусить запретную скверну. Для завершения ритуала "Осквернения духа" нужно было отведать плоти мертвеца. И когда тело было выкопано, Грета велела сестрам произнести слова отречения: Так они отрекались от своих ангелов и предавали себя царству тьмы. Грязная девочка срывающимся от холода голосом произнесла: Ей пришлось повозиться с кожей, чтобы ее прогрызть, но дальше все пошло как по маслу.

Мертвое мясо девочка проживала и проглотила. Целебный отвар защищал ее от дурного вкуса и тело от отравления, но не защищал душу от осквернения. Запах конечно стоял отвратительный, но не так уж чтоб слишком — умершая была еще совсем свежей. Словно ее похоронили вчера. Грета стукнула ее держаком от лопаты по спине. Чувствуя свою вину, Рыжик поспешила исправиться.

Подобрала выплюнутый палец с пола из собственной блевотины и запихнула обратно в ротик. Несколько мгновений она кривила лицо, пыталась сделать ужасный глоток и проглотила смердящую плоть, а потом громко выдохнула и вцепилась руками в землю. Ей стоило больших усилий, чтобы это сделать. Теперь ваши ангелы вас не найдут, — поздравила их Грета, и дала каждой отхлебнуть из флакона фиолетовую пахучую жидкость на вкус напоминающую мяту.

Она позволила избавиться от скверного послевкусия во рту и успокоиться. Яркие глаза новорожденных ведьм слегка поугасли: Сестры с любопытством разглядывали друг друга. Когда-то и я проходила по вашему пути. Впереди вас ждет посвящение, ибо ведьма не считается ведьмой без одержимости нечистым духом!

Старый лес переполняли шорохи, которых раньше девочки не замечали. Теперь они видели. Все цвета стали более сочными — красочными. Темнота гуще, а свет ярче. Истинное зрение отреченных в народе именуемое "ведьминым зрением", позволяло замечать многое, что ранее было сокрыто. Лес словно шептал свои истории сквозь опадающую листву в полумраке. А на пути к дому им даже повстречался черт.

Филип Хосе Фармер. Боги мира реки

Он был взъерошенным, быстрым и с длинным хвостом, которым бил по земле подобно хлысту. Словно случайно повстречавший людей зверь, он наткнулся на девочек. Черт замедлился и стал принюхиваться. Его желтые кошачьи глаза мигали в полумраке блестящими огоньками. Бурая шерсть то и дело вздыбливалась, а морщинистый темный пятак ходил ходуном.

На голове у него были маленькие рожки. Прямо такие же, как у Греты под волосами, только немного. Он обнюхал каждую сестру, ощерился, а затем фыркнул и стал грести землю рукой, имитируя агрессивного молодого бычка.

Только Проклятие просто промолчала. Она до сих пор не могла придти в себя после ритуала. Ей хотелось скорее попасть домой, лечь в постельку, забыться, и погрузиться в мечтания о далеких землях. Она не помнила своих родителей и не знала, кем они были, но ей бы очень хотелось сейчас, чтобы заботливая мама обняла ее и почитала сказку. Дождь лил как из ведра, смывая с детей остатки навоза вперемешку с грязью. Грета стояла во мраке деревьев и обнимала своих дочерей. Они и подумать не могли, сколько страшных духов живет в их доме.

Раньше они видели только домовика, а теперь всевозможных мерзких тварей — скраденов, которые шастали по всему дому и делали что хотели. Они были черными как копоть, бесплотными, словно легкая дымка, длиною в один локоть, подобны летучим змеям с отросшими лапками.

А возле печи оказывается все это время жил мохнатый бабай: Но не злой, а добрый. Он на печи любил спать, и горшками греметь. Девочки разглядывали новый-старый мир с широко раскрытыми ртами. Проклятие попросила Веточку взять ее за руку. Новый мир пугал ее своими ожившими кошмарами. Грета сказала, что когда они станут ведьмами, то смогут повелевать всеми этими существами из потустороннего мира.

А пока им нужно было, как следует вымыться и приготовиться к помолвке с дьяволом. Девочки, готовились стать ведьмами. Она отвела сестру в кладовую, чтобы мать с Ворожбой их не слышали. Так помоги же мне и. Там на кладбище я умерла от страха, и я не знаю, какая сила меня воскресила. Так сильно я никогда не боялась. А наша маменька говорит, что это только начало.

Я даже боюсь представить, что ждет нас там во мраке подвала. Может быть, оттуда я уже не вернусь прежней, — глаза бедняжки едва не плакали. То, что должно случиться — случится. Но ты можешь отнестись к этому. Всем известно, что Кутузов был одноглазым, а Наполеон — коротышкой. Между тем, стоит обратиться к научной и научно-популярной литературе из числа коей я лично рекомендую труды С.

Он перенёс два тяжелейших сквозных ранения в голову, но сохранил зрение и никогда не носил чёрной повязки по крайней мере, повязка не фигурирует ни на прижизненных портретах, ни в воспоминаниях современников.

После его кончины на острове Святой Елены личный врач императора Франческо Антомарки измерил рост покойного в присутствии 18 свидетелей: С учётом того, что позвонки с возрастом несколько спрессовываются, а Бонапарту на момент смерти исполнился 51 год, можно смело утверждать, что в пору расцвета сил Наполеон был никак не ниже см.

Это и для нашего времени далеко не карлик, а уж в конце восемнадцатого — начале девятнадцатого… В году минимальный рост для призыва во французскую армию снизился со до ,4 см. В гренадёрские роты куда, как мы помним, отбирались самые рослые рекруты можно было попасть только в том случае, если ваш рост был не менее см. У них средний рост составлял см. То есть Наполеон был выше двух третей своих солдат.

А по отношению к основной массе населения Франции он был просто высоким человеком. Распространённое мнение о том, что офицерами были сплошь отпрыски знатных родов, ошибочно. Офицеры, в основном, принадлежали к среднему классу и захудалому дворянству. В году в армии служили пэров и их сыновей, из них 43 в пешей гвардии всего в английских вооружённых силах насчитывалось офицеров, по данным, относящимся, правда, к году.

Около пяти процентов офицеров выслужились из нижних чинов, как, например Патрик Мастерсон из го полка, произведённый в офицеры за отбитого у французов под Бароссой Орла. Вопреки расхожему представлению об английской армии начала XIX века небогатому выходцу из низов отнюдь не были перекрыты пути наверх. Вспомнить хотя бы Ватерлоо: Во время боевых действий смертность среди офицеров была высока, обеспечивая быстрое продвижение по служебной лестнице выживших.

Патенты, соответственно, покупались реже.

Почитать, порыдать - запись пользователя Lena Sew (Lena-Sew) в дневнике - anrootcone.tk

В течение войны на полуострове лишь пятая часть званий покупалась. Это в линейной пехоте. В пешей гвардии цены были в полтора раза выше. Но гвардия есть гвардия.

Служить в ней могли себе позволить лишь состоятельные люди, так велики были расходы. С другой стороны гвардейские звания считались выше армейских. К примеру, капитан гвардии соответствовал армейскому подполковнику. Хотя по правилам запрещалось продавать патенты лицам, не достигшим шестнадцати лет, на практике запретом пренебрегали. Сэр Джон Мур ещё в году докладывал, что младшие офицеры, не в силах прожить на своё жалованье, вынуждены тратить личные средства, от 50 до фунтов стерлингов в год.

Прапорщику в день выплачивалось 5 шиллингов 3 пенса, лейтенанту — 6 шиллингов 6 пенсов, капитану — 10 шиллингов 6 пенсов.

А с вычетами, как свидетельствует Джон Паттерсон из го полка, несчастному прапорщику на жизнь оставалось 4 шиллинга 6 пенсов.

О Ричарде Шарпе замолвите слово (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Конечно, вышесказанное не относится к богатеям. Капитан го полка Хобкерк только на форму тратил в год ! Когда он попал в плен, захватившие его французы искренне полагали, что пленили фельдмаршала, так раззолочен был мундир капитана.

Ещё под Трафальгаром, где Испания сражалась на стороне Франции, Морилло был сержантом морской пехоты. Кстати, чин майора был упразднён в году. Если вы в литературном произведении о событиях русско-японской или Первой Мировой встретили русского героя в звании майора, смело выбрасывайте книжонку. Дед Скобелева, Иван Никитич, прошёл путь от рядового до генерала, воевал при Бородино, был адъютантом Кутузова. Призвали его из деревеньки Кобели, и в армии числился он Кобелевым, но при производстве в первый офицерский чин начальство сочло фамилию неблагозвучной.

К концу XVIII века имевшиеся в наличии казармы представляли собою перестроенные средневековые укрепления в особенности это касалось Ирландии и Шотландии. Вмещали они в совокупности не более двадцати тысяч бойцов, прочие были определены на постой в частные дома и гостиницы. В е годы с подачи герцога Йоркского правительство развернуло широкую программу строительства казарм, но в году грянул скандал. Выяснилось, что назначенный главой проекта важный дядя растратил неизвестно куда девять миллионов фунтов стерлингов Знакомо, да?

Часть средств, впрочем, всё же ушла по назначению. Поделены они были на каморки высотой два метра, шириной шесть, длиной десять. В каждой из таких комнатушек обитали два десятка солдат. Вдоль стен располагались лежаки с грязной, практически никогда не менявшейся соломой. Спали на них по четыре человека, укрываясь старыми одеялами. Посередине каморки стоял общий стол, который от края нар отделяло пространство, иногда не превышавшее полутора десятка сантиметров.

Источниками света были коптилки, по две на комнату. В таких условиях солдаты ели, пили и отдыхали. Туберкулёз и ревматизм были в порядке вещей. Проветривать каморки не проветривали, представьте, какое стояло амбре: Лохань, куда ночью справляли нужду точно такая же использовалась для стирки поутру опорожнялись в общую выгребную яму, подступы к которой были истоптаны и загажены.

Питьевой воды не хватало. Одна колонка во дворе, откуда воду таскали вёдрами, не могла обеспечить всех желающих. Единственной отдушиной в этом гнетущем существовании оставался алкоголь.

Свободные деньги солдат спускал в трактире ближайшего городка или в лавке маркитанта на джин, - самое доступное и дешёвое пойло пиво в то время стоило гораздо дороже. Пьянство было вечным бичом английской армии. Пили беспробудно, постоянно и никакими наказаниями тяги к алкоголю в британском воине искоренить не удавалось. Веллингтон сокрушался, что даже в пешей гвардии сержанты вусмерть надираются каждую ночь, однако не раньше, чем покончат с обязанностями.

В них зачинали детей, в них и рожали под пристальными взглядами дымящих трубками сослуживцев будущего папаши. Женитьба нижних чинов командованием не поощрялась, но очень многие записывались в армию, уже состоя в браке. В ротах на довольство бралось лишь шесть жён требовалось письменное разрешение командира батальонаостальные для армии не существовали. В случае отправки подразделения за пределы Англии сопровождать мужей из шести дозволялось четырём супругам. Выбирались они жеребьёвкой прямо в порту.

В мемуарах можно найти немало описаний душераздирающих сцен, разыгрывавшихся на пристанях, когда жёны расставались с мужьями, а дети с отцами. Тем несчастным, которым не повезло, давалась местным мировым судьёй подорожная до родного города. Солдатки играли важную роль в походной жизни подразделений. Жёны готовили еду, чинили и стирали одежду не только мужьям, но и их товарищам. Собственно, на медяки, кои было принято платить за подобного рода услуги, кроме официальных жён благополучно существовал целый сонм неофициальных, сопровождающих благоверных на свой страх и риск.

На походе солдатки двигались за полком в обозе часто на ослах. Имеющие официальное разрешение считались военнообязанными и за провинности могли быть подвергнутыми тем же наказаниям, что и солдаты. Верность и выносливость солдатских спутниц легендарна.

Известен рассказ о некой ирландке, родившей ребёнка на обочине во время отступления к Корунне, замотавшей дитя в тряпки и продолжившей путь, как ни в чём ни бывало. Эти суровые бабы исхаживали поля сражений в поисках не вернувшегося из боя любимого, терпеливо тащили его, больного или раненого, и в дождь, и в пургу. Во вдовах солдатки не засиживались. Всегда находились желающие занять вакантное место под венцом, и некоторые дамы за кампанию сменили с добрый десяток мужей.

Дети солдат часто шли по стопам отцов, благо нехватка рекрутов позволяла обойти многие правила. В году в м полку хайлендеров Гордона числился рядовым некий Роберт Уатт.

Храброму молодому человеку исполнилось на тот момент аж девять лет! Они и разбивались быстрее, и вмещали двенадцать человек хотя на практике в них селились восемь с пожитками. Веллингтон, считавший палатки лишней обузой, отбрыкивался от них, как.

Современная реконструкция Кое-кто из офицеров, особенно старших, и до года имел купленные в частном порядке палатки, однако большинство обходилось без оных, строя на привалах шалаши или обживая окрестные овины.

Лучшие здания в таких случаях, естественно, занимали командиры, что бесило Веллингтона. Однажды от него досталось на орехи группе офицериков, не постеснявшихся выбросить из понравившегося им дома раненых.

Ночевали и под открытым небом, заворачиваясь в одеяла и шинели. Ночь перед Ватерлоо, к примеру, большая часть людей Веллингтона провела, лёжа в грязи или сидя на ранцах. При таких обстоятельствах всякий устраивался, как. По воспоминаниям, некий офицер приказывал укутывать себя на ночь в подобие гнезда из травы и папоротника. Терпеливый парень был его денщик! Ежедневный паёк пехотинца состоял из граммов говядины с костямиграммов рома норма выдачи спиртного была отменена только во второй половине XX века!

Хлеб выпекался в полевых пекарнях из выделенной интендантством муки. Когда отсутствовал хлеб и галеты, служивых могли наделять мукой, рисом, чечевицей, горохом или местным сыром. На Пиренейском полуострове говядина часто заменялась бараниной, а ром — половиной литра вина. Как вспоминал один из ветеранов: Бывало, что вместо хлеба мы получали картошку, зерно, а то и вовсе жменю колосьев.

Так, в году каждой полудюжине солдат го на неделю выдавалось 19 кг хлеба, 10 кг мяса, 7 л спиртного, 6 л овсяной каши, 4 л гороха. За неимением сыра или масла служивых могли побаловать литром патоки. Должность повара штатным расписанием не предусматривалась, и в полевых условиях солдаты объединялись в небольшие группы, готовя по очереди или прибегая к помощи дам.

Мясо жарили над костром на шомполах, но чаще варили. Соль с успехом заменяли порохом. В похлёбку крошили галеты, чёрствый хлеб и всё, что имелось в наличии: Овощи, необходимые для профилактики цинги, покупались у маркитантов за наличные.

Маркитанты, надо заметить, не были приблудными коробейниками. Полк заключал договор с купцом, и тот прикомандировывал своих торговых агентов к каждой роте. Табак в солдатский паёк не входил, однако он был дёшев, и дымили все подряд: В дождь трубка курилась чашечкой.

Меню английского солдата может показаться по нашим меркам скудным, но всё познаётся в сравнении: Замедляющие армию хвосты обозов Наполеон, одержимый идеей мобильности войск, рубил беспощадно. Соответственно, пропитание французского вояки было головной болью самого французского вояки. Централизованно выдавался лишь хлеб, выпеченный зачастую из реквизированной опять же у местного населения муки.

Метод, великолепно работавший в Центральной Европе, в России вышел Наполеону боком. Сила французской армии была в подвижности, а подвижность обеспечивалась грабежом. Барклай де Толли и Кутузов обратили силу наполеоновской орды против неё самой, серией сражений принудив отступать по Старой Смоленской дороге, той самой, по которой захватчики пришли, и где грабить было больше нечего. Первые заморозки ударили в конце октября, к тому времени от полумиллионной Великой армии уже мало что осталось.

Из воспоминаний русского офицера Н. Штейн, Муравьёвы, Феньшау и пр. Между прочим они рассказывали, что часто встречали французов в каком-нибудь сарае…, сидящих около огонька на телах умерших своих товарищей, из которых они вырезывали лучшие части, дабы тем утолить свой голод, потом, ослабевая час от часу, сами тут же падали мёртвыми, чтобы быть в их очередь съеденными новыми, едва до них дотащившимися товарищами.

Наказания были не слишком разнообразны. За мятеж, мародёрство и переход к врагу полагалась казнь. За прегрешения помельче могли перевести в Королевский Африканский корпус или приговорить к каторжным работам.